Анка-пулеметчица (vadro) wrote,
Анка-пулеметчица
vadro

Рекомендации Набокова: какие книги читать, а какие — нет


Набоков не только хвалил понравившихся авторов, но и не стеснялся резко критиковать писателей, невзирая на их мировую известность и общее признание. Поэтому новая подборка  состоит из двух частей: книги, которые автор «Лолиты» ценил высоко, и книги, о которых отзывался довольно жёстко.

Поклонники творчества Набокова составили список его отзывов о разных писателях по материалам сборника «Сильное мнение». О некоторых он говорил с большим воодушевлением, к некоторым испытывал равнодушие и даже отвращение. Лайфхакер выбрал из этого списка книги, которые сильно зацепили Набокова — и в хорошем, и в плохом смысле.
10 книг, которые нравились Набокову
       
1. «Моллой», Сэмюэл Беккет
             
Своими любимыми произведениями Беккета Набоков в разное время называл романы «Моллой», «Мэлон умирает» и «Неназываемый». Сам же писатель получил весьма сомнительный комплимент: Набоков назвал Беккета «автором очаровательных романов и никудышных пьес».
   
2. «Петербург», Андрей Белый
     
Набоков ценил Белого за «выдающееся воображение». А его главную работу называл третьим по значимости романом всего XX века.
           
3. «Пригородный муж», Джон Чивер
         
Чивер писал рассказы о среднем классе американцев, через которые показывал образ жизни целой страны, и заслужил от Набокова похвалу за «убедительную последовательность». Самого Чивера тот считал одним из «особенно любимых» писателей.
       
4. «Улисс», Джеймс Джойс
     
Джойс — любимый писатель Набокова в возрасте с 20 до 40 лет. Считал его настоящим гением. Когда кто-нибудь сравнивал его выразительные средства с джойсовскими, Набоков всегда скромно признавал, что его английский, по сравнению с чемпионской игрой Джойса, — это детская игра: «„Улисс“ — божественное произведение искусства. Величайший шедевр прозы XX века. Возвышается над всеми остальными работами Джойса. Выдающаяся оригинальность, неповторимая ясность мысли и стиля».
                   
5. «Превращение», Франц Кафка
         
В личном рейтинге Набокова эта сюрреалистичная философская повесть занимает почётное второе место среди великих шедевров XX века.
     
6. «Анна Каренина», Лев Толстой
     
Набоков называл Толстого гением, хотя и замечал, что никто не относится к его деятельному морализму всерьёз. Хвалил «Анну Каренину» за «несравненную прозаическую артистичность» и считал её главным шедевром XIX века. Также среди работ Толстого выделял «Смерть Ивана Ильича». А вот «Войну и мир», наоборот, не любил и считал чересчур затянутым произведением, написанным для молодёжи в воспитательных целях.
               
7. «Вокруг света за 80 дней», Жюль Верн
                 
Писатель, которого, по мнению Набокова, стоит читать в юности. История эксцентричного лондонского изобретателя Филеаса Фогга, который заключил пари и отправился в кругосветку, была его любимой книгой с 10 до 15 лет. Но не дольше.
     
8. «Война миров», Герберт Уэллс
     
Ещё один автор, которого Набоков любил в детстве и юности. Но даже в зрелом возрасте он всегда тепло отзывался об Уэллсе, называя его «писателем, к которому я испытываю глубочайшее восхищение». Книги «Страстная дружба», «Анна-Вероника» и «Машина времени» считал лучшими по сравнению с тем, что современники Уэллса могли написать. А романы «Человек-невидимка», «Война миров» и «Первые люди на Луне» удостоились оценки «особенно хороши».
                           
9. «Хвала тьме», Хорхе Луис Борхес
           
Набоков написал о Борхесе: «Как свободно дышится в его непостижимых лабиринтах! Ясность мысли, чистота поэзии. Человек бесконечного таланта». Лучше и не скажешь.
                     
10. «В поисках утраченного времени», Марсель Пруст
           
Набоков считал этот роман Пруста четвёртым по значимости шедевром XX века. Правда, с оговоркой: только его первую половину.
           
10 книг, которые Набоков терпеть не мог
                               
1. «Двенадцать», Александр Блок
                     
Набоков очень тепло отзывался о лирике Блока, а в юности считал его своим любимейшим поэтом, но в то же время отмечал слабость его длинных произведений. А поэма «Двенадцать» вообще получила разгромную рецензию: «Кошмар. Застенчиво выдержанная в фальшивом „примитивном“ тоне в начале и с картонным розовым Иисусом, приклеенным в конце».
                                 
2. «Дон Кихот», Мигель де Сервантес
           
Книга Сервантеса, судя по всему, не очень-то нравилась Набокову. Хотя он прочитал о ней целый курс лекций гарвардским студентам, где разобрал всё произведение буквально по главам — впрочем, то и дело снабжая свой рассказ колкими замечаниями. Резюме роману Набоков дал однозначное: «жестокая и грубая старая книга».
         
3. «Преступление и наказание», Фёдор Достоевский
       
Набоков не просто не любил Достоевского, но и наградил того горой нелестных эпитетов: «любитель дешёвых сенсаций», «вульгарный», «топорный», «дешёвый журналист», «небрежный комедиант». И если «Братья Карамазовы» заслужили скромной оценки «сильно не люблю», то «Преступлению и наказанию» досталось больше: «ужасная тягомотина».
                           
4. «По ком звонит колокол», Эрнест Хемингуэй
         
По его собственному признанию, Набоков терпеть не мог этот роман Хемингуэя. Да и самого писателя ценил не сказать чтобы очень высоко: «Писатель книг для мальчиков. Конечно, лучше Конрада. Хотя бы обладает собственным голосом. Но не написал ничего такого, что хотел бы написать я сам. По менталитету и эмоциональности — безнадёжно незрелый». Хотя в то же время Набоков считал его рассказ «Убийцы» и повесть «Старик и море» восхитительными.
                 
5. «Смерть в Венеции», Томас Манн
     
Набоков определил Манна во «второсортных, эфемерных и раздутых писателей». Его искренне возмущало, что «Смерть в Венеции» кто-то может называть шедевром: Набоков считал это «абсурдным заблуждением».
     
6. «Доктор Живаго», Борис Пастернак
             
Прекрасный поэт и плохой писатель — такую характеристику получил Пастернак. К роману «Доктор Живаго» Набоков питал отвращение, считая его излишне мелодраматичным и мерзко написанным: «пробольшевистский, исторически лживый, с неуклюжими тривиальными сценами и банальными совпадениями».
                     
7. «Вечера на хуторе близ Диканьки», Николай Гоголь
     
Отношение Набокова к Гоголю неоднозначно и противоречиво: «Всерьёз его мистические нравоучения никто не воспринимает. В худших работах, в этой его украинской ерунде, он — ничтожный, в лучших — бесподобный и неповторимый». Но ранним произведениям Гоголя он даёт вполне однозначную оценку: «Когда я хочу, чтобы мне приснился настоящий кошмар, я представляю себе Гоголя, строчащего на малороссийском том за томом „Диканьки“ и „Миргорода“: о призраках, которые бродят по берегу Днепра, водевильных евреях и лихих казаках».
             
8. «Посторонний», Альбер Камю
           
Экзистенциалисты Набокова не особо привлекали. Но несмотря на то, что он называл Камю «пустым местом, которое ничего для меня не значит», сама формулировка заставляет в этом сомневаться. Набоков не раз говорил, что не любит творчество Камю, и выдал ему такую же характеристику, как и Манну: «Второсортный, эфемерный, раздутый. Ужасно».
                   
9. «Тошнота», Жан Поль Сартр
             
Отзыв о Сартре многообещающий: «Даже ужаснее, чем Камю». «Тошнота» особенно не понравилась за «с виду напряжённый, а в действительности очень слабый стиль письма».
                   
10. «Американская трагедия», Теодор Драйзер
 
«Не нравится. Устрашающая посредственность», — такими словами Набоков описал творчество классика американской литературы.
Tags: это интересно
Subscribe

Posts from This Journal “это интересно” Tag

promo vadro july 2, 2015 20:36 772
Buy for 20 tokens
Знакомая рассказала отвратительную историю, которая не выходит у меня из головы..))) Познакомилась она с мальчиком. Говорит, красивый, подстриженный, ухоженный. На свидание зовет уже 3-ий раз, видать, понравился. И на последнем свидании у них зашла речь о нижнем белье. Ну вы знаете как это…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments