vadro

Categories:

Две личины одного проекта: Ходорковский и Соболь

В течение последнего года накопились впечатления о  способности деятелей, которых принято относить к оппозиционным,  применять особые приёмы влияния на аудиторию.

Обычно публика  спокойно относится к медиа-персонам, берущим уроки актёрского  мастерства, вызывающим симпатии лексиконом или манерами. К политикам  относятся примерно так же, не замечая, что артисты всего лишь продают  нам билеты, отнимая какие-то деньги и немного эмоций, а политики могут  отобрать у нас страну, не давая взамен ничего, кроме нищеты с  эмиграцией.

Внимание, прежде всего, привлекают самые бойкие  активисты «оппозиции», желающие доказать нам, что они не жулики на  общественной арене, а политики.

И обращаются они к нам, потому что мы можем стать их  избирателями, сможем поддержать их на митингах и в интернете. Наши  симпатии они могут завоевать, если внешне нам приятны, говорят то, что  мы хотим слышать из уст общественных, государственных деятелей и высших  чиновников, используют обычный для основной аудитории язык, жесты,  причёски, одежду.

Кроме обычных манер и давно известных публике  приёмов, во времена массового распространения интернетной аудио-видео  информации могут использоваться приёмы, скрыто влияющие на политический  выбор пользователей, способный так действовать на публику, что она  отчасти потеряет контроль над собой и утратит свободу выбора,  проголосовав и продемонстрировав симпатии, которых и не подумала бы  испытать, если бы над публикой не поработали с применением особых мер  воздействия.

Британцы, например, давно выяснили, на какую часть  электората больше влияет общение политиков с лошадьми, кто из  избирателей позитивней относится к кандидатам, играющим с кошечками, а  кто проголосует за собачников или ценителей воронов. 

Сведения  такого рода всегда интересовали властелинов, желавших изменять формат  ума подвластного народа, а в эпоху газет и электричества появились  возможности точнее определять симпатии народа и лучше готовиться к  предъявлению публике кумиров. 

Телевидение и телефонизация ещё  усилили аналитические мощности властелинов и сделали психологию личности  и масс личностей объектом исследований и манипуляций, которым очень  сложно противиться.

В век компьютеров, интернета и неограниченного потока  информации, которую можно собрать о каждом и обрушить на голову каждого,  кто не знает о возможности такой атаки, не умеет защищаться и не  обладает природным даром неприступности, стало актуальным понятие Big  Data. Одно из определений: «Большие данные — это очень большой объем  информации, который невозможно обработать с помощью привычных нам  программ… Все социальные сети вместе — это Big Data». 

Тот,  кто обладает возможностью проанализировать отношения миллиардов людей,  кто способен опробовать методы манипулирования сознанием на миллионах  подопытных, тот обладает самыми лучшими инструментами создания кумиров в  любой сфере, может незаметно влиять на симпатии и антипатии, на выбор  товаров, услуг и партнёров.

Само собой, и на политический выбор тоже, если понадобится. 

Рассматриваются  две персоны, при внешнем отличии и как бы при отличии в их политических  проектах, начавших «охоту» на публику одинаковыми методами и почти  одновременно.

1. Ходорковский эксплуатирует «котиков», сделав  животных своим атрибутом и инструментом завоевания симпатий той части  аудитории, которую не смог купить, как СМИ и каналы в youtube, других  соцсетях, демонстрируя свою человечность и мягкость в сочетании с  интеллектом, образованием и крутыми поворотами в судьбе.

Последнее,  в духе «от тюрьмы да от сумы не зарекайся», открывает ему доступ к  малоимущей части публики, забывшей его свойства времён «семибанкирщины».  Известно, что ещё в 2017 году был зафиксирован британский рост  реагирования на темы котиков в сетях — выявлено 17% от всей численности  мужского населения.

2. Любовь Соболь (формально — юрист ФБК, связанная с  Ходорковским через своего мужа Сергея Мохова) тоже синхронно с МБХ  погрузилась в зоозащиту, в соцсетях распространяя сведения о своей  поддержке организаций и просто сердобольных людей, переживающих из-за  животных.

А в тюрьме побывать не довелось, даже аресты были так себе... Очень старалась, но не попала.

Обе  персоны привлекли внимание, поскольку их прежняя деятельность в  соцсетях модерировалась, вероятно, обычными имиджмейкерами, а по мере  накапливания сведений о реакции их целевой аудитории появились  возможности проанализировать массив данных о симпатиях и приспособить  публичную деятельность к запросам аудитории. 

Цель у МБХ и Соболь  одинаковая: стать желанными для электората, авторитетами для групп  населения и воздействовать на политическую ситуацию в стране более  мощными инструментами психологического влияния, чем это удавалось им до  сих пор.

Только знатоки биографии  МБХ вспомнят, что он отметился стрельбой в львов на сафари (убийство  крупных кошачьих), весело позировал, развалившись на шкуре тигра, и в  принципе являл себя миру то жлобом, то хищником, пока мог. 

«Мягким  и пушистым» он стал, мимикрируя, как полагается не столько хамелеону,  сколько паразиту, желающему объедать хозяина-носителя, поскольку это его  способ существования.

Отличие приёмов МБХ от солитёра или  цепня, например, в том, что МБХ своего «кормильца» надо психологически  обработать, только потом появится возможность объедать.

Для Соболь  очевидно была разработана система комбинации женской агрессивности  (привлекательно для феминисток), эротического подтекста в манерах и  одежде (для подростков-нормалов), для игроманов появились публикации по  мотивам компьютерных игр, а для сентиментальных — внезапно проявившаяся  любовь к животным, показанная в соцсетях, но для более жёсткой части  аудитории — манеры хищницы, которая для агрессивной части целевой  аудитории должна быть своей («мы с тобой одной крови — ты и я…» по  Киплингу из «Маугли»).

Тема «котиков» беспроигрышна.

Проверено  не только при экспериментах с террористами (после захвата западных  провинций Ирака ИГИЛ создали в «Твиттере» страницу Islamic State of Cats  или «Исламское государство кошек», куда выкладывали фотографии боевиков  с котятами.

Очевидная цель – показать человечность бандитов-убийц).

В  примере МБХ и Соболь заметна одновременность обострения «няшности» в  средствах предъявления себя публике, которой оба персонажа до поры  пренебрегали, концентрируясь на своей оппозиционности действующей в РФ  власти, политической и экономической аргументации при обращениям к  гражданам РФ.

Модификация обработки массового сознания объясняется  тем, что упадок качества жизни в РФ на фоне грубого санкционного  давления Запада не стал катастрофическим, апелляции к логике,  экономическим и политическим программам исчерпаны, средства создания  подвластных партий и общественных движений исчерпаны. 

Тема  коррупции, эксплуатируемая ФБК больше не возбуждает публику в РФ так,  как это было в первые годы навальновского проекта, его подручные (Милов,  Соболь, Волков и др.) не смогли обогнать шефа ни умом, ни харизмой, ни  блогерским обаянием, летом 2019 года провалили протестный экзамен в  столице и крупных городах РФ.

Следовательно, заказчики акций ФБК,  Ходорковского и созданных ими частично пересекающихся систем влияния на  граждан РФ обязаны были либо закрыть оба проекта, либо слить их в один,  либо имитировать «ссору» навальновцев с ходорковцами по политическим  мотивам и освежить средства влияния на публику каждого из проектов.  Манипуляции проектами ФБК и МБХ могут быть дополнены новыми проектами,  например, «Дудь», «Гуриев» и подобные.

Вероятнее всего,  использованы уже полученные Big Data и опыт применения имиджевых  манипуляций на российском и мировом (например, как на Украине или в  случае с кошачьим ИГИЛ) материале. 

В перспективе у этой парочки  мечты о создании параллельного правительства, дублирующей системы власти  с тенденцией к перехвату рычагов, которые должны начаться с привычного  для тавистокско-стэнфордских разработок тренда: тред-юнионы (trade  union), то есть профсоюзы, создаваемые из первичных ячеек как бы самими  трудовыми коллективами, и партий, как бы создаваемых спонтанно, ввиду  большой потребности в защите политических прав, на производствах и на  территориях, особенно тех, где у граждан проблемы с ЖКХ, свалками,  экологией и безработицей.

Если выбирать первый шаг для начала сценария замены  Ходорковским, навальнистами и смежными оппозиционерами действующей  системы власти и персон у власти, то выгоднее всего начинать с  мимимишных «котиков».

Публику следует обаять и окучить... Не правда ли?

Недурно бы ещё и привлечь симпатии наименее интеллектуальной, но наиболее эмоциональной части целевой аудитории.

В данном случае — всего более-менее зрелого по возрасту и не слишком умного, но не сумасшедшего населения РФ.

promo vadro july 2, 2015 20:36 761
Buy for 20 tokens
Знакомая рассказала отвратительную историю, которая не выходит у меня из головы..))) Познакомилась она с мальчиком. Говорит, красивый, подстриженный, ухоженный. На свидание зовет уже 3-ий раз, видать, понравился. И на последнем свидании у них зашла речь о нижнем белье. Ну вы знаете как это…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded